Бегущий человек. Интервью с Александром Тороповым, посвятившим бегу 55 лет, а сфере туризма — почти сорок пять

В свои почти семьдесят пять он пробежал 215 тысяч километров и посетил 45 стран. Александр Торопов, посвятивший бегу 55 лет, а сфере туризма — почти сорок пять, в интервью «Источнику» поделился впечатлениями о встречах с известными личностями, рассказал, почему вышел из КПСС после визита в «логово империализма», а также поведал, почему верит в ангела-хранителя.

Александр Анатольевич, как и где рождаются люди, бегущие всю жизнь?

- И правда, я появился на свет не абы как (смеётся). Отец после Великой Отечественной остался служить в Германии. Мать из глухой яранской деревни приехала к нему туда! До сих пор для меня загадка, как она смогла добраться до Германии. В декабре 1946 года они меня там зачали, а в сентябре 1947-го я родился в селе Салобеляк Яранского района.

В 1955 году отца по призыву партии направили председателем колхоза в Вожгальском (сейчас Кумёнский — ред.) районе. Там я учился до 4 класса. В этой деревенской школе я впервые понял свои спортивные способности, когда нас, 60 детей, выстроили на лугу и «запустили» на 60 метров! Я тогда прибежал первый.

Собеседник открывает толстый альбом с грамотами и дипломами. Показывает свою первую грамоту, датированную 1958 годом, сотни других... Демонстрирует целую полку с медалями, рассказывая историю некоторых из них.

После школы хотел идти в физкультурный техникум, но отец отговорил. В 1963 году поступил на новое отделение «Электронные вычислительные машины». Конкурс был 10 человек на место! Техникум я закончил, хотя, понял, что ЭВМ — это не моё, я гуманитарий. Работал на заводе имени XX партсъезда в вычислительном центре. Участвовал в соревнованиях за сборную завода.

Позднее вы кардинально сменили сферу деятельности и пошли в журналистику...

- Писать заметки я начал ещё в армии. А в 1972 году меня пригласили в «Кировскую правду». Главным редактором газеты тогда был Юрий Григорьевич Карачаров. Я стал работать в отделе информации, который возглавлял талантливый журналист Владимир Иванович Шишкин. Что такое отдел информации? Это последняя, четвёртая страница газеты. Газету всегда начинали читать не с передовиц, где «Партия — наш рулевой!», а с последней страницы. Моим наставником был Володя Шишкин. Он был старше меня, но мы сдружились, с полуслова понимали друг друга. Потом в газете появился новый завотделом. И с ним мы не сработались...

Александр Анатольевич берёт другой альбом, толще первого, и демонстрирует мне все свои «писания» в «Кировской правде» с 1972 по 1978 годы, а также «корочки» члена Союза журналистов СССР, в который он вступил в 1976 году.

- В 1976 году меня как корреспондента направили на Олимпиаду в Инсбрук, в Австрию. Это была моя первая поездка за рубеж. Целую неделю мы провели в Вене. Для нас проводили экскурсии, а Олимпиаду мы смотрели по телевизору (улыбается). А на вторую неделю нас привезли в Инсбрук. Причём, билетов на олимпийские соревнования давали ограниченное количество — два-три на группу из 20 человек. Мне удалось побывать один раз на соревнованиях по фигурному катанию.

Чем вас удивила ваша первая заграничная поездка?

- Очень много машин на улицах. Примерно столько, сколько у нас сейчас. Но это было, представьте, 46 лет назад! Обилие всего в магазинах... До сих пор вспоминаю, как возникло острое желание украсть шиповки в спортивном магазине. Мы в Союзе бегали в никакой обуви! А там шиповки такого качества – просто фантастика! Да если бы у нас в то время была такая обувь, у наших спортсменов были бы совсем другие результаты. Конечно, я себя сдержал в своём нехорошем желании, и не жалею (смеётся).

Какими интересными героями запомнилась работа в газете?

- Например, Константин Иванович Бесков, легендарный футболист московского «Динамо» и тренер сборной СССР по футболу. Он приехал с инспекцией в кировское «Динамо». Помню — идёт матч, динамовцы проигрывают 0:1. В перерыве Бесков проводит с нашей командой беседу. Во втором тайме «Динамо» забивает два гола и выигрывает встречу. Великий тренер, знал что сказать. А человеком оказался простым, без всякой напыщенности.

С чемпионом мира по шахматам Анатолием Карповым дважды встречался. Карпов в своё время со счётом 0:2 проиграл 13-кратному чемпиону Кировской области по шахматам Александру Чудиновских. Это случилось ещё на первенстве среди юношей. И я напомнил Карпову об этом факте в его биографии. Он с неохотой признал: «Да, Чудиновских, помню...». Чудиновских был хорошо знаком с гроссмейстером Виктором Корчным, в 1976 году эмигрировавшим из нашей страны, с которым Карпов дважды играл за звание чемпиона мира.

Кстати, Чудиновских был единственным мастером спорта по шахматам, который работал слесарем на заводе. Его на соревнования-то со скрипом отпускали с работы. Корчной в 80-е годы пригласил Чудиновских к себе в Швейцарию. Воспользовавшись случаем, я послал с Александром вопросы для Корчного, на которые он мне письменно ответил. Это было первое интервью за несколько лет, которое Корчной дал советскому журналисту после отъезда за рубеж.

Корчному оказалось с линией партии не по пути. А вы верили в партийные заветы?

- Признаюсь, свято верил в идеалы партии. Ещё в армии стал кандидатом в члены КПСС. И был членом партии до 1990 года. Вышел из КПСС за год до путча, потому что понял лживость многих утверждений и заявлений, побывав, как они говорили, в «логове империализма» – США. Я жил там в трёх семьях и видел отношение простых американцев к русскому человеку. Понял, что люди в конечном итоге все одинаковые: все хотят быть здоровыми и счастливыми. Поэтому я положил партбилет на стол.

 

Как вы начали работать в туризме?

- В те годы «железный занавес» начал приподниматься, поездок за границу стало всё больше. В 1978 году Юрий Григорьевич Карачаров, который уже был секретарём обкома партии, предложил мне возглавить отдел по иностранному туризму при облсовете профсоюзов. Я согласился. Профсоюзы подбирали людей, формировали группы, которые уже комитет «Интурист» при Совете министров СССР отправлял за границу, обеспечивая переводчиками. К слову, потом оказалось, что я был самым молодым завотделом по иностранному туризму среди всех республик страны – мне тогда было 30 лет.

Должность, как я понимаю, обязывала к постоянному диалогу с руководством Кировской области и с сотрудниками органов госбезопасности... Чем запомнились эти встречи?

- У меня обо всех руководителях области остались очень добрые впечатления. Однажды жена Ивана Петровича Беспалова (в 1971-1985 годах – первый секретарь Кировского обкома КПСС — ред.) захотела поехать в Румынию и Болгарию. Начал подготовку. И звонит мне сам Иван Петрович, хотя мог бы поручить это своему секретарю. Говорит: «Извини, Александр Анатольевич, за беспокойство – жена не сможет поехать, изменились планы...». Таков вот простой человек. Светом в окошке, конечно, был Вадим Викторович Бакатин (в 1985-1987 годах – первый секретарь Кировского обкома КПСС — ред.). Я, например, направлял за границу работников сельского хозяйства и промышленности, чтобы они перенимали там опыт. Но профсоюзы этим почти не заморачивались — пусть едет, кто едет. А Бакатин мои начинания поддерживал. Так что власть не всех людей меняет в худшую сторону. Николай Иванович Шаклеин не изменился на посту губернатора. Каким был в Первомайской прокуратуре — таким и остался, сохранил свою, если так можно сказать, нормальность, близость к народу. А что касается сотрудников органов госбезопасности — ребята в основной своей массе были высокообразованными и скромными и оставили только хорошие впечатления.

Сколько стран вы посетили?

- Всего побывал в 45 странах, за границу выезжал около 200 раз. В 1997 году я открыл своё туристическое агентство. Чтобы людям продавать поездки, я должен знать, куда их посылаю.

А где, на ваш взгляд, самые красивые женщины?

- На Кубе, потому что там перемешалась масса кровей. И первое место с ними уверенно делят российские женщины. У нас, наверное, смешение кровей не меньше, ещё с татаро-монгольского нашествия (улыбается).

 

Сколько вы пробежали за свою жизнь?

- 215 тысяч километров! Образно говоря, бегу уже в шестой раз вокруг Земли по экватору. Начиная с 1968 года каждый мой день описан в дневнике, все тренировки и дистанции зафиксированы. На каждой тренировке я пытался установить личный рекорд. Бывало, в день пробегал до 60 км! И это плохо. Надо тренироваться так, чтобы оставались силы на соревнования. Я же силы тратил на тренировки. В 1992 году впервые преодолел «стокилометровку», стал вторым в возрастной группе старше 45 лет и одиннадцатым – в России. На Кубке Европы показал хороший результат в суточном беге (спортсмены бегут сутки подряд без перерыва на сон). Тогда я пробежал 203 км и занял 6-е место. Сейчас пристрастился к спортивной ходьбе – колени уже не выдерживают былых нагрузок. Ходьба — очень полезна для здоровья, особенно для мужского. Все мышцы работают, а ударных нагрузок, как при беге, нет.

Я очень благодарен своей жене Надежде за то, что она не препятствует моим спортивным увлечениям. В противном случае я мало чего бы достиг. Моему сын Сергею 47 лет. Я приобщил его к спорту два года назад. И в 45 лет он стал двукратным чемпионом России в метании диска и толкании ядра.

На последних соревнованиях самому старшему участнику было 95 лет. Он приехал из Красноярска в Москву, чтобы толкнуть ядро и установить рекорд России в своём возрасте.

«Так что к спорту прийти никогда не поздно!», - говорит Торопов и... садится на шпагат.

Мы уже прощаемся, и тут Александр Анатольевич будто вспоминает что-то важное:

- Знаете, у меня есть свой ангел-хранитель. Это случилось несколько десятков лет назад. Одна женщина сказала мне: «За услугу, которую вы мне оказали, я буду вашим ангелом-хранителем». Позднее в моей жизни было несколько случаев, когда я висел на волоске от смерти. И каждый раз я вспоминал ту женщину. В 90-е годы меня пытались убить. На офис, в котором я работал, напали грабители. Трое громил в масках, с ножами, избили меня, связали и обмотали лицо скотчем. Я не мог дышать, захрипел уже. Бандиты ушли, но один из них почему-то вернулся и освободил мне нос от скотча. Я выжил. В другой раз огромная глыба льда упала с крыши прямо перед моим носом. Ещё меня на полном ходу сбивал «Москвич» – летел по воздуху, наверное, метров 15. Был шок. Но переломов не оказалось. На месте удара не обнаружил даже синяка. И это не все случаи. Так что спасибо ангелу-хранителю!


Автор: Александр Грислис
Подписывайтесь на нас в соцсетях

Читайте также: