У каждого питомца - своя непростая история: репортаж из приюта для собак под Слободским

Фото Анжелы Овчинниковой

Приют «Возьми меня», расположенный в нескольких минутах езды от Слободского, уже три года спасает жизни бездомных собак. Интересно, что организовала его хрупкая блондинка Галина Городилова. Сама прошла через все бюрократические проволочки, сама искала материалы и строителей и занимала деньги, чтобы спасать собак. С таким человеком всегда интересно пообщаться, на такие организации всегда интересно посмотреть. Вот я и собралась к ним в гости.

 

«Любовь к животным с детства»

 

Пока еду в 102-ом, по окнам барабанит дождь, грозится перейти в ливень. Вообще-то синоптики обещали ясное небо и 30 градусов, но, как это часто бывает, немного ошиблись. Я не против прохлады и облаков: в жару и журналистам работать тяжеловато. Хочу только, чтобы дождь поскорее прошел, иначе пообщаться с собаками и пофотографировать их не получится. Когда выхожу на остановке «Первомайский поворот», с неба - ни дождинки. Маленький повод для радости. Перехожу через трассу. Вокруг машины, фуры, деревья. Приюта не вижу и поэтому набираю Галину - ту самую женщину, которая его своими силами организовала и построила и с которой я так хочу пообщаться. Она объясняет мне, куда идти, и сама встречает меня на повороте. Энергичная, деловитая, но голос мягкий, баюкающий.

- Зимой-то нас видно, - говорит она, - А сейчас забор за деревьями спрятался. Так сразу и не найдешь.

 

Галина специально не убирает ветки - нравится ей, как они украшают дверь весной и летом

 

Мы тихонько подходим к зеленой калитке. На ней - самодельная вывеска с названием приюта и часами работы. Табличку обрамляют ветки: будто специально так разрослись, чтобы навести красоту. Только открываю калитку, а меня уже встречают: кто это такая пришла? Лай окружает со всех сторон. Ноги обнюхивает большой пес, похожий на овчарку. Глаза у него умные, добрые. Как выясняется, зовут его Джек, ему семь лет, и очень скоро его заберут в частный дом.

- Приехал худущий, с желтой биркой, - вспоминает Галина. - По городу семь лет ходила собака, никто не замечал! Как поступила в приют, откормили, так всем понравился! Очень умный пес, неконфликтный. Боится грозы только.

Впереди из будки пугливо выглядывает Лиза. Малышка еще - семь месяцев. Она несколько дней в приюте, и к людям пока не привыкла. Слева из-под навеса выходит Тузик. Галина говорит, он болеет, несколько дней лежал в лежку. Врачи даже предложили усыпить. А тут парень поднялся на лапы, чтобы меня встретить. Уверенно так поднялся! У Галины глаза сразу заблестели: может, поправится?

- Не это ли радость для меня? Видеть, что им становится лучше? Я все выходные тут работаю. Прихожу в воскресенье домой, и как будто сходила в Крестный ход. Никакой усталости, и глаза горят!

Мы проходим в небольшой домик. Видно, что самострой. Приют под Слободским - это не то же самое, что в Кирове. Помещений и денег ни город, ни район не выделяют, сборы небольшие. Вот и приходится все своими силами делать. Я присаживаюсь за стол, Галина наливает чай. В открытое окно рвется легкий ветерок. Хоть и нет толком ремонта, но в домике хорошо, будто в деревне у бабушки.

- С чего у вас все это началось? - спрашиваю я, обводя взглядом домик.

- Ну, любовь к животным - она у меня с детства. Я сама из Архангельской области. Мы жили в поселке, и у нас всегда было по две собаки, по три-четыре кошки. Хозяйство было: поросята, козы, куры. Все мое детство прошло в окружении животных.

 

Одна из старожилов приюта - Маша - с радостью подает лапу хозяйке

 

Любовь ее, похоже, взаимна. Видно, что собаки ее обожают. А еще Галина рассказывает историю о том, как заблудилась в лесу в шесть лет. Ей пришлось проспать там всю ночь. Утром девочку нашел отец.

- Он взял меня на руки и увидел свежие медвежьи следы. Папа лесничим работал, охотником был - хорошо в этом разбирался. А там у нас зверей диких много было... Не тронул, в общем, медведь меня спящую.

 

Первые шаги

 

- Когда я переехала в Слободской, то увидела огромное количество бездомных собак! Дети были у меня тогда маленькими, и не было времени что-то организовывать. Я этих собак просто ходила кормила. Варила им каши, супы, косточка всегда у меня была с собой, хлеб. Тогда я не знала еще, что такое правильное питание, тогда у меня задача была просто спасти собак. Потом, когда мои детки подросли, и у меня появилось свободное время, я подумала: а почему у нас столько много пустой земли кругом? Я же еще в крестный ход ходила Великорецкий. Видела, какие у нас поля, какие деревни пропадают. Вот и пошла просить землю под приют. В городе не дали. Отправили в районную администрацию.

Галине поначалу предложили три неплохих варианта, но все они оказались в частной собственности. Потом нашли все же эту - свободную землю. Близость к трассе, к Слободскому и удобный подъезд будущей руководительнице понравились. Но тогда здесь не было ни электричества, ни воды, ни уж тем более какого-никакого домика. Заросший пустырь да мусор.

 

Все, что находится на территории приюта, - заслуга Галины и людей, которые ей помогают

 

- Когда я пришла на это поле посмотреть, было очень страшно начинать. Просто пустая земля, нет воды, нет света, никаких коммуникаций. Это все требовало вложения личных денег. Даже само межевание, проектирование сделать - тоже все деньги. А с кого я буду их просить, когда еще ничего не зарегистрировано? Так, кто это там все лает? Кто это таким голосом? Ириска, наверное?

Галина выглядывает в окно, Ириска тут же замолкает. А на кухню как раз заходит Джек. Ему как парню умному разрешают передвигаться по территории приюта свободно. Всю нашу с Галиной беседу он будет дремать под столом. Изредка будет посматривать и на меня - дескать, за ушком можно почесать?

 

Красавец-Джек

 

Моя собеседница возвращается за стол и рассказывает, что у нее ушло больше года на проведение коммуникаций, на оформление необходимых документов и регистрацию приюта в минюсте. Она попросила старые доски на пилораме. Вместе с другими женщинами-волонтерами они сколотили забор, кто-то сделал первые будки. Три года назад приют принял своих первых «постояльцев».

- Вот сейчас устав читаю и думаю: у меня такие планы грандиозные были! 200 собак взять, 50 кошек! Мне казалось, что ко мне люди-то придут, будут помогать. А мало приходит очень - одни и те же волонтеры, одни и те же кашевары. В уставе я убрала пункт, согласно которому председатель благотворительного фонда должен получать 20 процентов от прибыли. Мне это не надо - с бездомных собак еще брать деньги! Я занимаюсь приютом бесплатно, заработать на жизнь есть чем. Каждую неделю публикую отчет о том, куда уходят пожертвования, чтобы люди видели и могли мне доверять. Это не Киров, у нас все сложнее.

 

Старожилы

 

- А есть собаки, которые живут здесь с самого открытия?

- Да, Маша и Черныш, например. Черныш жил в сарайке на Грина, я его прикормила. Он начал прибегать щенком ко мне вместе с остальными собаками. Поначалу стоял в стороне, был очень пугливый. Как-то увидел, что я с едой иду, и побежал через дорогу. А там газелька неслась на большой скорости. Проехала по нему передними и задними колесами. Сломана лапа была, да вообще весь таз переломан... Ветеринары предложили эвтаназию сделать, а я на лечении настояла. Много и денег, и сил, и нервов ушло. С таким трудом он мне достался! Сейчас хромает парень, но живой. Когда приют построили, я его сюда и привезла. Не предлагаю Черныша никому, потому что это моя собака. Если куплю когда-нибудь домик себе где-то рядом тут - такой, чтобы на мой век хватило, поставлю там два вольера и всех стариков заберу к себе. Не надо мне ни морковки, ни картошки. Машу бы взяла, Черныша, Тузика, Мухтара - таких вот особенных для меня собак.

- Как появлялись другие «постояльцы» в приюте?

- На первоначальном этапе подбрасывали много щенков, прям мешками! Тогда еще домика не было, и я их, как картошку, вываливала на поле. Сейчас стали меньше подбрасывать, хотя нет-нет, да и привозят вечером, когда тут никого нет. А здесь трасса рядом, если кто из щенков на нее выбежит, ведь собьют! Людям все равно... Много звонят. То просто бродячих находят, то сбитых собак. Если умирает хозяин или хозяйка, тоже к нам везут. А если не берешь, говоришь, что мест нет или денег нет на прививку, кастрацию и осмотр врача, злятся. «Почему я должна ей заниматься? Она ж бездомная, а у вас приют!» И люди ведь не понимают, что мы не государственное заведение, что мест у нас мало и мы существуем на пожертвования. Иногда я кредиты беру, если что-то крупное надо сделать, потом сама или пожертвованиями их закрываю.

Собаки снова беспокоятся, лают. Галина подходит к двери и выглядывает во двор. Приехали помощники из Кирова - мужчина с сыном. «Знакомые знакомых». Они сегодня помогут строить новый вольер. Мест для собак не хватает, да и доски для вольеров лежат как года три. Так вот изредка, по чуть-чуть, неравнодушные люди и помогают приюту: кто деньгами, кто кормом, кто руками, а кто пару листов профнастила привезет - на новый забор.

 

Поставить бы забор...

 

- В чем сейчас приют нуждается больше всего?

- Сейчас я в основном прошу помочь стройматериалами - столбы, профнастил нужен, чтобы начать делать новый забор. У нас старый дощатый падает. Цемент еще нужен, чтобы залить фундамент. Собаки ведь подкопы делают! Я как-то у цыган забрала двух собак. Они такие хитрые были! Раджик сделает подкоп, зовет Грома - Гром-то поскромнее - и вдвоем они, значит, сбегают. Побегают, побегают. А у нас тут промзона, кто их накормит? Как из приюта кашей запахнет, так они и стоят у ворот, хвостом виляют.

 

Сейчас главная «боль» приюта - покосившийся забор

 

Мы решаем прогуляться по территории. Выходим, Галина рассказывает, что за три года им удалось пристроить больше 250 собак со щенками. Приют, конечно, весь на ней держится. Муж умер в 2004 году. Дети разъехались по другим городам. Дочь, например, сейчас живет в Глазове, помогает местному приюту.

- Я своих дочку и сына воспитала в такой же любви к животным, как родители воспитывали меня. И внучка когда приезжает ко мне на каникулы, тоже кормит собак, всех гладит, гуляет с ними, дрова складывает. Она с шести лет тут бывает, и ей очень нравится.

Мы с Галиной заходим на основную территорию, где как раз и печка, и дрова, где много клеток с собаками и трудятся кашевары. Работа по строительству нового вольера идет полным ходом. Сергей уже почти закончил с основанием. Сынишка его сидит рядом, подает инструменты.

- Кашевары приходят каждый день на рабочей неделе по два человека. Всего их шесть постоянных. Сейчас еще помогают школьницы и волонтеры, пока постоянные в отпуске. Приезжают волонтеры и в выходные, чтобы с собаками погулять.

Людей все равно не хватает, как и денег. Пока Галина просит помощи с забором у предпринимателей и депутатов.

- Я всем пишу, звоню. Секретари трубки берут - сейчас же ведь не попадешь так просто к начальникам. А я бы вживую пообщалась, попросила: мне хоть один столб дайте, один лист профнастила, и то хорошо! Да я сама увезу! Они, наверное, думают, что я у них тысячи просить буду... Может, вот после вашей публикации из Кирова помощь придет.

Почти полдень, обещанная жара подступает. Собаки отдыхают в вольерах. Почуяв меня, лают, конечно, но при виде Галины успокаиваются. Один только Ёжик бродит по улице - не сидится на месте. Ёжик лохматый, двигается еле-еле, видно, что в почтенном возрасте. Мои догадки подтверждает Галина: псу уже 20 лет. Нашли и забрали к себе, чтобы не на улице старость встречал. Здесь его и накормят, и помоют, и приласкают.

 

Ёжик - самый почтенный житель приюта

 

- Мой приют - он, может, красотой и не блещет, зато по атмосфере хороший. Да, денег у нас мало. Но собаки здесь всегда накормленные, все в любви и ласке. Вот они у нас и не кусачие, добрые.

Раньше Галина трудилась бухгалтером, потом выучилась на массажиста. Сейчас и это, скорее, подработка: все свободное время она посвящает приюту. Мне сразу вспоминается фраза из книги психолога Татьяны Мужицкой, которую я как раз сейчас читаю: «У Бога нет других рук, кроме наших». И ведь действительно - чьи руки, как не наши, спасают жизни, возводят дома, строят приюты? Но при этом я смотрю на хрупкую блондинку Галину. Наверняка ведь устает от проверок, от отчетов и бесконечных звонков, от человеческой жестокости и безразличия, с которыми сталкивается ежедневно, и от того, что редко видится с семьей. Вот и не могу ее под конец экскурсии не спросить:

- Не было желания все это бросить?

Галина в этот момент массажирует Ёжику спину, пес довольно виляет хвостом. Она несколько секунд думает, потом вздыхает и отвечает:

- Было конечно. Изначально, когда я поняла, что те волонтеры, которые сподвигли меня на это дело, ушли в сторону, и я осталась одна. Другие местные арендаторы вставляли палки в колеса, бумажной волокиты было сколько... Хотелось все бросить, да не смогла. Землю тем более уже дали, стыдно было возвращать. Да и как я буду без всего этого? Без своего любимого дела?


*Героиня номинируется нашим порталом на соискание Международной премии Фонда Андрея Первозванного «Вера и Верность».


Автор: Анжела Овчинникова
Подписывайтесь на нас в соцсетях