«Моя жизнь – самое интересное приключение»: интервью с кировским экстремалом и путешественником

В Кирове Костю Лубягина знают как человека, который «привозил» в город разные виды адреналиновых активностей. Тот же роупджампинг (прыжки с высоких объектов), например. Знают его и как человека, испытавшего на себе все виды экстремального спорта. А еще - как путешественника, побывавшего за экватором и за полярным кругом и увидевшего мир с высоты Гималайских гор. Я связалась с Костей и поговорила о его самом захватывающем приключении, о самом красивом путешествии и о том, почему он в итоге перебрался из Кирова на Алтай.

 

Костя, ты правда перепробовал все виды экстремального спорта? Все-все?

– Да! Все известные на сегодняшний день. Ну, основными моими увлечениями были спортивный туризм, каякинг, горный велосипед, сноуборд и горные лыжи. Просто на протяжении 20 лет я считаю себя райдером, а для меня это особая философия. Райдер – это человек, который катается на всём, везде и всегда. Например, я как-то раз сел на коня и сразу поехал: галопом, без рук, без вожжей, без всего. Просто договорился с конем (Смеётся.), и мы полетели, как ветер.

 

А что было самым экстремальным?

– Ох, самым экстремальным, наверное, был роупджампинг, когда мы его придумывали в Кирове. Я залез на мост один практически. Ванька ещё был неподалёку, на берегу. А я из своих небольших кусков верёвок и карабинов пытался сделать систему для прыжка. Но снаряжения не хватило, система компенсирования прыжка была неправильная, и я тогда получил серьезную травму позвоночника. Я знал, как сделать так, чтобы не было ничего, никаких последствий. Но не смог справиться с эмоциями и сделал прыжок немножко не туда, куда нужно. До сих пор спина даёт о себе знать.

 

И часто твоей жизни угрожала опасность?

– Я пару раз чуть не утонул. После этого, собственно, и одумался. Но до того около 10 лет я гонялся за адреналином.

Не хотел уйти из экстрима раньше? Раз это так опасно.

– Опасность в принципе у нас есть всегда. Даже в обычной жизни, а в занятиях спортом особенно. Что говорить про экстремальные виды спорта, связанные, например, с горами, где сходят лавины. Опасность там гораздо ближе. Но это как раз заставляет нас – любителей экстрима – думать о ней и предпринимать шаги, чтобы ничего не случилось. И это, кстати, переносится на обычную жизнь. Человек, который часто находится на грани, в обычной жизни становится более аккуратным. Когда я прихожу с детьми на тюбинговые горки, ледовый каток или ещё что-нибудь, я столько вижу опасных моментов! А люди их просто не замечают. Катаются, падают, травмируются. Они находятся в намного большей зоне риска, чем любители экстрима.

 

Что тебе вообще даёт экстрим?

Адреналин. Благодаря всплеску адреналина мы начинаем чувствовать вкус жизни, её цену. Но как я говорю сейчас своим ученикам, адреналин – это очень дорогое удовольствие. Порой за него платишь здоровьем или жизнью. Вообще экстрим – это как посмотреть. Те, кто занимаются им серьезно, готовы к любым нестандартным ситуациям. Это очень хорошая школа жизни. Тем, кто смотрит на него со стороны, экстрим кажется слишком опасным, и человек еще сильнее закрывается от нестандартных и малопонятных ситуаций. Как думаешь, кто находится в большей зоне риска во время любого ЧП?

 

Вот теперь даже не знаю (Смеюсь.). А тяга к адреналину началась у тебя в детстве?

– Да. На месте в детстве вообще не сиделось. Всё время ввязывался в плохие компании, были какие-то драки, разборки, гаражи, рельсы, заводы... Пай мальчиком, в общем, я не был. Родители, конечно, пытались направлять меня, чтобы я увлекался чем-то, учился получше. Сдавали в различные кружки и секции, но я нигде не приживался. А всё получилось благодаря тому, что кружок карате, в который я хотел записаться, закрыли. И я пошёл в кружок туризма, так как тяга к природе у меня всегда была. Мы много времени проводили на даче, и очень редко, но всё же выбирались с родителями в походы. До сих пор их вспоминаю. В кружок туризма я попал в 14 лет и, считай, до сих пор в нём остаюсь. (Улыбается.)

Раз уж зашла речь о туризме, давай поговорим про твои путешествия. Расскажи о самом интересном месте, в котором тебе удалось побывать.

– Ну, красивее и удивительнее всего, наверное, были Индонезия и Непал. Индонезия понравилась просто тем, что это островное такое государство. Вокруг океан, и на разных островах очень разная жизнь. Но самым-самым оказался Непал. Во-первых, потому, что в сумме около года своей жизни я провёл в Непале. Это крыша мира, самые большие горы. Во-вторых, из-за трека вокруг Аннапурны. Когда ты начинаешь этот пеший маршрут недельный, то ты начинаешь его в шортах, в тропическом поясе. Там пальмы, бананы, обезьяны... А наверху – тундра, зона вечных ледников и снега. Удивительные впечатления!

 

А в целом что тебе дали путешествия?

– Понимание того, что жизнь-то везде одна и ценности у людей одни. И можно жить где угодно, занимаясь при этом любимым делом. Границы для меня стерлись.

 

Но в итоге ты перебрался в Горный Алтай. Почему?

– В большинство стран, где я побывал, мне вообще неохота было возвращаться. С Алтаем – другая история. Я прожил тут пару зим и понял, что мне хочется вернуться сюда. Про Алтай так многие и говорят, что это очень... особое место, с особой энергетикой. Потом я встретил здесь будущую жену – Машу. Она из Новокузнецка, это недалеко от Алтая. Приехала к нам в школу каякинга, так мы и познакомились. После свадьбы мы с ней начали думать о том, где будем жить. Рассматривали два варианта: Сочи и Алтай. В итоге остановились на последнем, поскольку она не хотела уезжать далеко от своих родителей. А потом я перевёз сюда своих.

Чем ты сейчас занимаешься?

– Мой самый главный проект сейчас – это семья. Стараюсь делать так, чтобы у нас всё было хорошо. А также стараюсь вернуть Вселенной чуточку того, что она дала мне. Путешествия и увлечение спортом много дали мне в жизни, и я сейчас делаю то же самое для других людей. То есть организовываю различные путешествия, туры, обучение по спортивным направлениям. У меня уже такая хорошая команда здесь сложилась. Мы вместе открыли две НКО – это Ассоциация экстремальных видов спорта республики Алтай и Велофедерация республики Алтай. Ну и основной мой коммерческий проект – это школа каякинга и индивидуальные туры по Алтаю, которые мы проводим для всех желающих, в том числе для моих земляков.

 

Что кировчанин может найти для себя на Алтае?

– Ну, то же, что и остальные туристы. Ещё до «ковида», когда все границы были открыты, каждый год минимум миллион туристов посещало Республику Алтай, в том числе и иностранцев. Путешествуя по Республике, можно увидеть много всего интересного: и тайгу, и леса, и озёра, и реки, и горы, и ледники, и степи, и пустыни... У нас тут есть Чуйский тракт – это одна из красивейших дорог мира, которая входит в топ-5 по версии National Geographic.

 

Ты сам, кстати, давно был в Кирове?

– Давненько не был. Но у меня осталось в Кирове много друзей, с которыми я периодически встречаюсь где-то или приглашаю их к себе. Остался папа. Причём, я его сюда привозил. Он пожил на Алтае несколько лет, потом вернулся обратно. В Кирове у меня живёт родная сестра, бабушка и другие родственники. Киров я люблю, это моя родина.

 

Вы ведь сейчас живёте в небольшой горноалтайской деревушке, верно? Как считаешь, это лучше для семьи и детей, чем городская среда?

– Когда я перебрался в деревню, я перестал понимать, зачем вообще жить в городе. Конечно, каждый должен быть на своём месте. И город даёт многое нам, деревенским жителям. Но если вам природа ближе, то, конечно, перебирайтесь в деревню. К тому же у нас не совсем обычная деревня. Это село, в котором есть и большой сетевой супермаркет, и отличная сотовая связь с интернетом. Абсолютно все дороги – асфальтированные. Есть отделение банка, несколько садиков, школа, музыкальная школа. Тут рядом огромный трафик туристов, с помощью которого можно зарабатывать, и огромная горнолыжка «Манжерок». В общем, возможностей для комфортного проживания много.

 

Насколько я знаю, у тебя растут две дочки. Расскажи немного о них.

– Старшей, Вере, сейчас пять лет. Она путешественница и райдер с детства у нас, почти с рождения. Ей исполнился год, и она уже каталась на горных лыжах. Сама! А у младшей дочки, Даши, совершенно другой характер. Это вот прям девочка-девочка. Ей тоже нравится путешествовать, но вот покататься хватает минутки. Наденет лыжи и один раз с папой за ручку скатится. А ещё лучше – у папы на ручках.

Жена у тебя тоже райдер? Переживаете друг за друга?

– Да, она тоже райдер. Я стараюсь не переживать, потому что переживания никак не могут повлиять на то, что случится. Конечно, женское, материнское сердце – оно всегда более неспокойное. Но, так как мы находимся в этой атмосфере постоянно и занимаемся экстримом постоянно, мы научились друг другу доверять.

 

И напоследок такой вопрос. Судя по нашей беседе, к своим 37 годам ты пережил столько приключений, что на две, а то и на три жизни хватит. А какое из них было самым впечатляющим?

– Сложно сказать... Да вся моя жизнь! Пожалуй, она и есть – самое интересное и захватывающее приключение.


Автор: Анжела Овчинникова
Подписывайтесь на нас в соцсетях