Обвиняемая по делу КПК «Инвест Центр» Ирина Сибирякова дала интервью «Источнику Онлайн»

фото:

Основательница КПК «Инвест Центр» Ирина Сибирякова ответила на вопросы нашего портала.

Идея провести такое интервью у нас возникла в ходе судебных заседаний. На каждом из них обманутые пайщики задают множество вопросов: «Ирина Николаевна, скажите нам что-нибудь?», «Где наши деньги?», «Вы не хотите перед нами извиниться?», «Куда вы уезжали?». Помимо этого, потерявшие деньги кировчане отмечают, что основательница КПК не давала показания следствию и какая-либо информация клиентам закрывшегося кооператива не известна.

В связи с этим портал «Источник Онлайн» решил провести небольшое интервью. В нем мы собрали основные вопросы, которые услышали от пайщиков на судебных процессах. Этим интервью мы хотим дать возможность потерявшим деньги жителям получить хоть какие-то ответы на свои вопросы, проанализировать эту информацию. Далее – интервью с Ириной Сибиряковой.

- Первый вопрос – про вашу поездку. Следствие говорит, что вы скрылись из страны. Куда и для чего вы уехали?

- Из страны не пыталась скрыться. Да, я действительно отсутствовала некоторое время в России, но это никак не было связано с возбуждением уголовного дела, потому что его тогда даже не было. Моим адвокатом были представлены документы – билеты на самолет, подтверждающие факт возвращения в Россию из Турции, самостоятельно вернуться в Киров я не смогла лишь по той причине, что задержали меня в Москве. Поэтому скрываться ни от кого у меня намерения не было, при каждом продлении меры пресечения суд это учитывает.

- Следующий вопрос, который обсуждают пайщики, что вы бросили вашу дочь и она сейчас живет с отцом. Это так?

- Конечно же нет, это не так. Я еще раз повторюсь, что выезжала из России по личным причинам на период всего чуть больше недели. В настоящее время дочь проживает и будет проживать со мной.

- Вы опасаетесь за свою жизнь? Если бы была возможность покидать квартиру, вам было бы страшно появляться на улице?

- Да, не буду это отрицать. Каждый раз в зале судебного заседания признанные по делу потерпевшие высказывают в отношении меня не только оскорбления, но и открыто выражают желание подкараулить и напасть на меня. Даже вы были свидетелем такого разговора. Хочу также уточнить, что с потерпевшими мне запрещено общаться, поэтому как бы они не хотели моего обращения, сделать этого я не могу в силу прямого запрета, установленного судом.

- Главный вопрос, который задают пайщики, где их деньги? Когда вы имели отношение к КПК, слышали ли что-нибудь о финансовых делах кооператива?

- Данными вопросами занимается следствие, прокомментировать я по этому поводу ничего не могу. Некоторые факты, например, что после моего отъезда некоторыми сотрудниками из офиса коробками вывозилась первичная документация, мне становятся известны уже в рамках уголовного дела. Из-за таких действий следствие сейчас лишено возможности исследовать необходимую именно первичную документацию, а я лишена возможности доказывать ряд важных обстоятельств.

- Хотите что-нибудь сказать пайщикам или может быть принести извинения?

- Когда мне будет разрешено общаться с пайщиками, думаю, диалог у нас с ними может состояться. Действительно, организация попала в такую ситуацию, когда ЦБ пришел к выводу о необходимости подать заявление о её банкротстве. И сейчас шансы восстановить нормальную финансовую ситуацию КПК сводятся к нулю.

- Оценивали ли вы имущество на которое наложен арест? Хватит ли его на компенсацию пайщикам кооператива?

- Данным вопросом занимается следствие. Мы с защитником настаиваем на том, что имущество, на которое наложен арест, не имеет отношения к деятельности КПК «Инвест Центр».

- Можете сказать, какое было ваше финансовое положение на момент закрытия офисов КПК и какое оно сейчас?

- Я не могу вам сообщить о финансовом положении КПК в настоящее время, поскольку практически уже год, находясь в СИЗО, а затем под домашним арестом, я не занимаюсь деятельностью КПК. Также могу пояснить, что ранее финансовое положение КПК позволяло выплачивать пайщикам их денежные средства, что и происходило. Финансовое положение до момента закрытия офисов анализируется следствием путем проведения экспертиз, которые готовы еще не в полном объеме.

Напомним, офисы КПК «Инвест Центр» закрылись в мае 2023 года, а пайщики потеряли свои сбережения. По информации следствия, в настоящее время потерпевшими по делу проходят 1300 человек, сумма ущерба может составить около 1 миллиарда рублей.

Основательнице кооператива Ирине Сибиряковой предъявлено обвинение по двум статьям: ч. 4 ст. 159 («Мошенничество в особо крупном размере») и п. «б», ч. 4, ст. 174.1 (легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления в особо крупном размере).

Также в отношении ее расследуются еще три уголовных дела: ч. 4 ст. 159 УК РФ; п. «б» ч. 4 ст. 174.1; п. «б» ч. 3 ст. 174.1. Следственные действия ведутся в Кировской области, Сыктывкаре и Севастополе.

Помимо этого, «Источник Онлайн» располагает сведениями, что Ирине Сибиряковой уже вынесен первый приговор. Она признана виновной по ч. 1 ст. 173.1 УК РФ (незаконное образование юрлица). С учетом смягчающих обстоятельств и обжалования приговора в суде апелляционной инстанции, суд назначил ей наказание в виде штрафа в размере 100 тыс. рублей, один из эпизодов по данной статье прекращен из-за сроков давности.

В настоящее время Ирина Сибирякова находится под домашним арестом с запретом совершения определенных действий.


Автор: Артём Подпругин
Подписывайтесь на нас в соцсетях

Читайте также:

2SDnjdsTyLd
2SDnjbzG2Mo
2SDnjf2NUr5
2SDnjdu7fE9
2SDnjeJd1UM
Kra23n4UF
2SDnjeeTgcR