Спасатель пернатых. Интервью с создательницей Центра реабилитации диких животных в Кирове

Гуля и неясыть. В основном в Центр поступают птицы, но иногда и млекопитающие: зайцы, белки, ежи, ласки и др.

О Центре реабилитации диких животных «Большое гнездо» вы наверняка слышали или читали в новостях. То журавля из далекой деревушки привезут, то поймают разгуливающую по Кирову рысь. Когда я собиралась к ним на беседу-репортаж, меня волновали не только успехи Центра. Я очень хотела познакомиться с его создательницей и, не побоюсь этого слова, «душой».

До начала нашей беседы я знала о Гуле Зариповой единственную, но, наверное, основополагающую вещь: ей не все равно! Да, таких людей становится все больше. Людей, которые правда хотят сделать мир вокруг лучше, а не пытаются при помощи благотворительной и волонтерской деятельности искупить/замаскировать старые или новые «грешки». В любом случае, таких неравнодушных пока не большинство, и их истории всегда вдохновляют меня.

 

Большие и маленькие успехи

 

В общем, сами понимаете, что к помещению Центра на Бородулина я приближалась с большим воодушевлением. Вроде бы сумерки уже, тишина да снег кругом, склады какие-то, парковка... Ничего не пугало! Даже старенькая крутая лестница, навернуться с которой - раз плюнуть. Наверху меня ждала не менее ветхая дверь, а за ней - он! Гомон птичьих голосов, шум крыльев и пытливые взгляды: что это там за чужак пришел? Суровая не по годам девушка-волонтер с порога предупредила: «Без Гули по помещению не ходить и ничего не фотографировать! Птицы и животные пугаются». Человек в этом месте не главное, всё правильно. Я без обиняков устроилась в уголке и подождала Гулю. Заодно впервые жизни увидела, как хрупкая девчонка разделывает цыплят и кормит ими птиц.

- Простите, времени не хватает ни на что! - именно так началась наша встреча с Гулей. - Вы, наверное, уже почувствовали это.

 

Иногда в «Большое гнездо» попадают и домашние животные. Например, вот эта рыжая кошечка – участница нашего интервью.

 

О встрече из-за занятости обеих мы договаривались месяца два, не меньше. Я улыбаюсь и заверяю, что готова была подождать. Руководительница Центра проводит меня в комнатку, где сейчас обитают два журавля и... рыжая кошка. Последняя, конечно, не в этом приюте должна быть, но Гуля не могла её не пристроить на время. Хозяйка хотела усыпить красотку – просто потому что кошка надоела. Пришлось спасать. Мы устраиваемся на табуретках, и моя собеседница продолжает:

- У меня еще в 17:20 пара, до нее ведь успеем? А после я снова сюда приеду. Не все накормлены, не все полечены, и уборкой еще бы позаниматься...

«Успеем», - говорю я и расспрашиваю Гулю о том, как живет Центр спустя два года после своего открытия.

- У нас сейчас две площадки, - рассказывает она. - Одна на Бородулина. Здесь, на 60 квадратах, мы лечим наших подопечных и содержим тех животных и птиц, которые не могут жить зимой на улице. Плюс есть открытая площадка. Там у нас три больших вольера и три маленьких и еще один - в процессе изготовления.

 

- И сколько подопечных на данный момент находится в Центре?

- Я никогда не знаю точное число! Летом у нас в день могло поступить по пять и даже больше птиц. Там птенцов привозили целыми гнездами! Ну а сейчас, в связи с холодами, нагрузки стало поменьше. Но каждую неделю все равно кто-то приезжает.

 

В этом году Центр выиграл свой первый президентский грант. На полученные деньги закупили медицинское оборудование.

 

- В основном принимаете птиц?

- Да.

 

- А из млекопитающих?

- Бывают зайцы, енотовидные собаки, белки. Сейчас у нас один ёжик живет. По лисам бывают обращения, по норкам, по ласкам. Три ласки было в этом году.

 

- Что насчет сотрудников, волонтеров? Для такого объема работы нужно много людей.

- Количество волонтеров - это очень непостоянное число. (Смеется). Кто-то приходит, кто-то охладевает и перестает заниматься Центром. Тех людей, которые связаны с уходом за животными, сейчас наверное 4-5 человек, включая меня. Но у нас есть еще автоволонтеры или, например, люди, помогающие со строительством и уборкой. Их еще, может, человека 3-4. К нам, кстати, приходят помогать фанаты южнокорейской поп-музыки. Это так круто! Они не просто состоят в фанатской группе, но и занимаются волонтерской работой, делают что-то для других. Впервые встречаю такое!

 

«Большое гнездо» сотрудничает также с двумя ветклиниками и региональным управлением ветеринарии. По словам Гузель, по-настоящему отзывчивые люди работают и в охотнадзоре. Так же центры реабилитации диких животных по всей стране активно общаются между собой, поэтому помощь, консультации поступают и от них. И все равно, учитывая объем работы, поддержки не хватает, особенно материальной.

 

Сейчас Гуля получает образование ветврача. На фото - практика в одной из городских клиник. Ккислородотерапия у морской свинки. 

 

- Мы живем на пожертвования, - объясняет Гуля. - Регулярно задействую и личные финансы, как без этого? Еще мы впервые выиграли президентский грант в этом году и уже его реализовали. Это оборудование чудесное, которое у нас наконец-то появилось, мы как раз купили на предоставленные деньги. Хотелось бы выиграть больше средств, но это наш первый опыт, и это очень сложно! Не настолько сложно написать грантовый проект, сколько реализовать его. Я, например, провисела на линии со специалистами банка неимоверное количество времени, чтобы просто правильно оформить все эти счета, все оплаты провести.

 

- Как люди могут вам помочь?

- Деньги, конечно, всегда нужны: аренда, электричество, корм, лекарства. Хорошо бы нанять работников за зарплату, потому что на волонтеров сложно опираться. Но если не говорить про деньги, очень не хватает рабочих рук, единомышленников, которые могли бы строить вольеры, кормить хищников. Тем же волонтерам-вегетарианцам заниматься такой работой тяжело. Строительные материалы нужны, лекарства, медицинские препараты, еда. Еще мне очень хочется, чтобы кто-то вел социальные сети, потому что я с трудом нахожу на них время, чтобы нормально отвечал на телефонные звонки, чтобы мы когда-нибудь создали сайт и активно развивали его.

 

Первые шаги

 

Один из нынешних постояльцев Центра. Скорее всего, этот журавль скоро уедет в другой город, где в такой же организации зимует много птиц. Журавлям лучше жить стаей - тогда сохраняются их инстинкты. 



- С чего все начиналось два года назад?

- Началось все даже раньше, с моей работы в эколого-биологичеком центре, в живом уголке. Его расформировали уже давненько. Туда приносили очень много животных с улицы. А раньше в городе не очень дела обстояли с ветклиниками. Принесли нам как-то ястреба с переломом крыла, и ни в одной клинике мне не согласились помочь. У нас просто не было специалистов по таким животным! Он так и умер... А сейчас все многие врачи-ветеринары развиваются в этом направлении, оборудование появляется хорошее, качественное. Я вообще очень рада за ветеринарию в Кирове.

 

До открытия Центра Гузель то и дело приносила животных в свою квартиру. Потом купила сад, построила утеплённый домик с единственной целью: чтобы размещать пернатых и хвостатых постояльцев там. Количество обращений по диким животным росло. Так начала зреть мысль об официальной, юридически оформленной организации. Не хватало только вдохновения.

 

Гузель очень любит стрижей. За это лето в Центре их побывало 28 штук! Кормить стрижей, особенно птенцов, приходилось практически непрерывно с утра и до поздней ночи.

 

- В ноябре 2019 года я поехала на первую Всероссийскую конференцию по реабилитации диких животных. Это было в Тверской области. Там со всей России собрались люди, которые занимаются реабилитацией. Я с этой конференции приехала воодушевленная такая и сразу зарегистрировала нашу организацию! Нашла юриста, который мне помог. 5 декабря мне выдали документы. Это был тот случай, когда количество наконец-то переросло в качество!

На вопрос о самых запоминающихся моментах в работе Центра Гуля отвечает, что к таким можно отнести практически все. Это, например, летние дни, вечера и даже ночи, когда к ним привозят очень много животных и особенно птенцов. Последних нужно кормить очень часто. Вроде бы только всем раздал еды, а нужно начинать по новому кругу! Вот и приходится организовывать дежурство. Зато когда отпускаешь здоровых откормленных постояльцев на волю, понимаешь, что оно, безусловно, того стоило.

 

«Большое гнездо» занимается также экологическим просвещением кировчан. Например, устанавливает в городе информационные таблички о правильном кормлении уток и т. д.

 

- Я очень люблю стрижей. Хорошая птица! Их проще всего реабилитировать. Стабильно каждое лето люди начинают находить птенцов стрижей, которые оказались вне гнезда. Это лето было очень теплым, и последние стрижи прибыли к нам 25 августа. Это очень поздно, очень! Мы выкормили их, но выпустить уже не могли - слишком холодно было в Кирове в сентябре. В итоге их отправляли на выпуск на юг. Есть люди, которые организуют такие поездки. Их там в машине штук сто - этих припозднившихся птенцов! От нас пять птичек так уехало. Недавно поступило к нам два журавля - их так не переправить. Эти птицы улетают в холода за пределы страны. Так что будут зимовать либо у нас, либо у коллег из других реабилитационных центров. Журавлям лучше жить стаей. 

 

О жизни за пределами Центра

 

На Бородулина помещение небольшое, но Гуля нашла места и для подготовки еды, и для хранения кормов, и для маленького врачебного кабинета. Мы тихонько идем, я осматриваюсь. Где могу и не мешаю - фотографирую. Гузель знакомит меня со здешними обитателями. Вот тот самый журавль Журка, которого везли из деревни Пижанского района - это в 170 км от Кирова! А под кормами спряталась клетка ежика. Пугливый парень, но добрый. Хуже всех меня встречают неясыти: не любят они чужаков, на сетку бросаются при виде незнакомки. Зато очень красивые птицы! Сложно взгляд отвести. Единственное, прохладно у них тут. Для диких животных и птиц температура нормальная, а вот волонтеры, вполне возможно, замерзают. Но, по крайней мере, стоимость аренды не кусается: 9 тысяч за 60 квадратов. Но и эти бы деньги найти! Центр пока живет скромно.

 

Неясыти встретили меня хуже всего. Не любят чужаков, но чрезвычайно красивые птицы.

 

- Гузель, вы же тут разве что не ночуете! Судя по первому впечатлению, тратите на развитие проекта действительно много сил и личных ресурсов. Хватает ли времени на жизнь за пределами Центра? Какая она?

- Да как у всех: работа, учеба. У меня первое образование экологическое. После окончания вуза я очень много мест работы сменила. Все началось с эколого-биологического центра. Я там поработала, потом - в контактном зоопарке, затем - в зоомагазине. В итоге пришла к тому, что хочу именно помогать животным. Сейчас я учусь на ветеринарного врача, уже на пятом курсе, прохожу практику в ветклинике и вот занимаюсь центром.

 

- То есть теперь вы на своем месте?

- Да, теперь на своем.

 

- Муж помогает с Центром?

- Помогает, конечно! Если бы он меня не поддерживал, много бы чего не было... Страдает от всего этого семейная жизнь, но я рада, что он с пониманием относится к ситуации.

 

За время существования Центра Гуля начала разбираться в шуруповертах и досках, узнала, где можно купить металлическую трубу подешевле и заказать медицинское оборудование. Но это, конечно, не хобби. Я решила поинтересоваться у девушки, чем она увлекается для души. Оказалось, что хобби у Гузель не менее интересные, чем ее проект. Раньше девушка увлекалась исторической реконструкцией. «Это когда люди шьют себе наряды а-ля Англия 14 век, все это собирают, два дня едут на фестиваль, два дня живут там, участвуют во всяких исторических активностях и два дня едут обратно». Занималась Гузель и стрельбой из лука. Но сейчас, в связи с «ковидными» ограничениями и острой нехваткой времени, нашла себе новое хобби.

 

Раньше Гуля увлекалась исторической реконструкцией и стрельбой из лука. Сейчас изучает иностранный язык.

 

- Я изучаю иностранный язык - немецкий. Прикольно, мне очень нравится! Это разгружает мозг от мыслей о том, что надо вольер новый построить, надо вот этого журавля накормить, который совсем ничего не ест, и успеть бы еще на пары завтра... Изучение нового языка проще реализовать, потому что у меня это занимает максимум час в течение дня. Это и отвлекает, и погружает в другую, интересную среду: ты общаешься с новыми людьми, окунаешься в их культуру.

Гуле - 31. Я на год ее постарше. Формально мы обе принадлежим к миллениалам, если придерживаться теории поколений. Но я смотрю на Гулю и вижу перед собой больше представителя нового поколения - поколения Z: отзывчивую, действующую, идущую в ногу со временем, обеспокоенную вопросами экологии и яркую личность.

- Я не была похожа на сверстников, это правда. Но списывала это больше на характер. Я интроверт, и у меня меланхолический тип темперамента. Получается, что я немножко оторвана от этого мира. А так... На 31 я себя вообще не ощущаю - скорее, на 18. Голова только другая. В 30 лет думаешь: «Мне бы вот эти мозги в 18»!

 

- О да, так и есть!

- Если честно, я очень боюсь потерять ощущение вот этой своей молодежности.

 

 

В планах у Центра - только развитие. Покупка нового оборудования, создание комфортных условий для животных и волонтёров, привлечение наёмных работников... Но уже сейчас, всего два года спустя, Центр может похвастаться большими успехами, а самое главное - людьми, которые отдают ему и время, и силы, и множество других ресурсов.

 

По словам Гузель, и через пять, и через десять лет она видит себя человеком, все так же помогающим животным. Девушка хочет работать ветеринаром, а в свободное время заниматься развитием Центра: «Чтобы у нас были условия, кабинеты, врачи, оборудование, вольеры». Также она мечтает заниматься экологическим просвещением и прививать кировчанам умение заботиться об окружающем пространстве.

 

- Гузель, я вот очень хочу понять, почему вам не все равно? Большинство людей, которых я встречала, заботит собственная жизнь: квартиры, машины, море, дети. А что там будет с городом, с обществом, экологией - это дело десятое.

- А мне кажется, что у нас в Кирове очень отзывчивые и активные люди. У нас есть те же «Дари добро» (группа помощи бездомным животным - прим. ред.). Они для всей России могут быть примером. Как они все сделали, как организовали... Вообще большие молодцы! Анастасия Скурихина делает такие масштабные экопроекты у нас! И люди к ней тянутся! Мне вообще кажется, что эта отзывчивость у кировских людей идет от нашего благосостояния. У нас регион небогатый, зарплаты низкие. И люди получают удовольствие от того, что просто кому-то помогают. Они в большинстве своем не зациклены на деньгах.

 

- Ну кто как... А вы все-таки что в этом находите?

- Может, это какая-то высшая цель, предназначение у меня, если хотите. Не знаю. Если я вижу животное, то не могу пройти мимо. Я двух котят домой с помойки притащила. Думала, что куда-нибудь пристрою. Пока мы их три месяца от лишая лечили, привыкли к ним. Так и живут теперь с нами. Мне нравится, когда животным хорошо. Нет у меня желания квартиру себе побольше купить, в Турцию там съездить... Хочется просто небессмысленно жить эту жизнь, вот и все.


Фото: Гузель Зарипова, Анжела Овчинникова, соцсети


Автор: Анжела Овчинникова
Подписывайтесь на нас в соцсетях