Владимир Костин: «Терпению людей приходит конец»

Этот созыв регионального Законодательного собрания был одним из самых слабых в истории Кировской области. Так считает руководитель фракции ЛДПР Владимир Костин. Мы поинтересовались у него, можно ли это изменить. Как вдохнуть жизнь в безжизненное тело вятского парламентаризма?

 

О «варягах» во власти


– Часто говорят, что области не хватает местных управленцев, регионом правят «варяги». Согласны ли вы с этим?

– Я убеждён, что руководить областью, муниципалитетами должны люди, которые глубоко погружены в местную повестку. Проблема «варягов» не в том, что они родом из другого региона. Проблема в том, что назначение сюда они воспринимают, как временное. Они не планируют растить здесь своих детей и внуков. Кировская область для них – это перевалочный пункт. А если это не твоя малая Родина, то и относиться к месту ты будешь соответствующе. Конечно, есть исключения, но они, к сожалению, редки.


– Говорят, что чиновников некем заменить…

– У нас в Кировской области живёт более 1 миллиона 300 тысяч человек. Талантливых и достойных людей много. Просто им противно работать в этой системе. Противна ложь. Им противно, что все их доб­рые начинания упираются в стену чиновничьего равнодушия. Эту пропитанную нафталином систему нужно менять.


– А сами вы родом из Кирова?

– Да. Своей малой родиной считаю село Спасское (в Котельничском районе), откуда родом мой отец. Здесь мы с пацанами гоняли футбол, здесь отец научил меня рыбачить. Две эти страсти я пронёс через всю свою жизнь.

 

Как правящая партия обманула всех


– Владимир, вы не раз говорили о том, что нынешний созыв Заксоб­рания – это позор, а большинство депутатов работают исключительно в своих интересах. Почему вы так считаете?

– Начну с того, что скажу: в 2016 году оппозиционные партии вы­играли выборы, суммарно набрав более 50 процентов голосов всех пришедших на выборы граждан. Но в итоге правящая партия сумела сформировать в Заксобрании большинство. Это произошло в первую очередь потому, что партии власти удалось победить в одномандатных округах.


– Почему в этих округах победила правящая партия?

– Дело в том, что, придя на избирательный участок, человек получает два бюллетеня. В первом ему предлагается проголосовать за партию. Во втором – за кандидата, который идёт по его одномандатному округу.

И вот представьте: по всему вашему району висят баннеры, с которых на вас смотрит красивый, улыбающийся дядя. На его баннере – правильный слоган (например, «победим бедность!»). Там нигде не написано, что этот кандидат после выборов пополнит фракцию. Вы приходите на избирательный учас­ток, и в первом бюллетене голосуете за ЛДПР. Затем берёте второй бюллетень, видите знакомую фамилию улыбающегося дяди и отдаёте за него свой голос (он же нигде не пишет, что состоит в правящей партии).


– Но почему этим «улыбающимся дядей» на баннере не может быть представитель оппозиции?

– Потому что попасть на баннер – дорогое удовольствие. Партия влас­ти – это партия с огромным административным и финансовым ресурсом. Это партия очень богатых людей. С деньгами у них проблем нет. У них есть проблемы с народной поддержкой, потому что практически все их инициативы последних лет – антинародны. Сытый голодному не товарищ.


– То есть победить в одномандатном округе у оппозиционного кандидата нет никакого шанса?

– Шанс есть. Обмануть человека можно только один раз. Если в 2016 году трюк с «беспартийными» кандидатами сработал, то сейчас это может и не сработать. Избиратели стали более протестными и более сознательными. Видя, как их обманули в 2016 году, люди внимательно следят за партийностью кандидата прежде, чем отдать за него свой голос. Например, все кандидаты от ЛДПР – партийные.


– То есть этот созыв начался с обмана?

– Безусловно. Впрочем, партия влас­ти обманула кировчан не только с выборами, но и со своими обещаниями. До выборов 2016 года нам говорили, что пенсионный возраст повышен не будет – после выборов пенсионный возраст повысили. Нам говорили, что налоги не будут расти – они растут. Нам обещали новое качество жизни, а доходы граждан падают седьмой год подряд…

Кроме того, Заксобрание превратилось в полностью послушную региональному правительству структуру. Правящая партия поддерживает большую часть законопроектов, которые предлагают региональные министерства или правительство.


О популизме


– ЛДПР часто упрекают в популизме. В том, что вы никакая не альтернатива правящей партии.

– Вы знаете, парламентская партия – это прежде всего площадка. Мы даём возможность всем, кто чувствует в себе силы бороться за интересы региона, попробовать себя в политике.

Наша партия – это не только идеология. Это люди. Например, на эти выборы от нас идёт общественница Ольга Тырыкина, которая уже несколько лет с успехом защищает интересы родителей и их детей.

Проблема нехватки мест в детских садах, благодаря Ольге, начала решаться, потому что проведённые ей митинги возмущённых родителей «взбодрили» чиновников.

От ЛДПР идёт и Денис Ерохин, наш депутат в городской Думе. Именно его активная работа привела к аресту бывшего главы города Владимира Быкова.

Среди наших одномандатников – Светлана Шихова, которая отстаивает интересы жителей микрорайона Чистые пруды. Именно она добилась ускорения открытия путепровода и школы.

ЛДПР в Кировской области всегда открыта для честных и порядочных людей.


– А ваше предложение выплатить деньги к 9 Мая детям войны – это не популизм?

– Нет. Кто такие дети войны? Это люди, у которых страшная война отняла детство. Это люди, которые трудились на заводах наравне со взрослыми. Это люди, которые подняли страну после войны. Сейчас им не положено ничего. ЛДПР предлагала оказать им внимание со стороны государства. Выплатить им по 500 рублей к 9 Мая. Что в этом плохого? Но нам отказали. Хотя денег на это было нужно всего 50 миллионов рублей.


– «Всего» 50 миллионов?

– Да, всего. Вспоминаем недавний пример: на покупку мусоровозов-мерседесов областной «Вятавтодор» откуда-то нашёл 600 миллионов руб­лей. Хотя нам он показывал прибыль всего в 10 миллионов. То есть деньги там есть. И найти их можно, нужно лишь поискать. Бедность Кировской области – это миф. Всё дело в серых схемах и общей бесхозяйственности.


– А почему вы сами не можете «поискать»?

– Потому что любая наша попытка навести элементарный порядок упирается в молчащее большинство.

ЛДПР, например, предлагала вернуть Законодательному собранию право согласовывать всех членов регионального правительства. Казалось бы, ваши полномочия расширяют – поддержите! Но – нет. Наше предложение отвергли. Почему? Да потому, что боятся, что если ЛДПР получит большинство, то мы перетряхнём все их кормушки.

О главных проблемах региона


– В чём, на ваш взгляд, основная проблема Кировской области?

– Проблем в регионе очень много. И нельзя сказать, чтобы одна была основной, а другая – нет. Например, я глубоко убеждён, что существующая налоговая политика не соответствует интересам регионов. Упрощая, можно сказать, что сейчас все деньги сначала уходят в Москву, а затем распределяются по регионам по остаточному принципу.

В итоге регионы и муниципалитеты – в вечных долгах. У них нет ни стимула, ни возможности для развития.


– Налоги для граждан, кстати, постоянно растут…

– Да, растут. Рост НДС на 2% – это, кажется, мелочь. Но это означает, что расход каждого гражданина на жизнь увеличился на 5 тысяч руб­лей в год. То же касается мусорной реформы, помните?


– Да, это когда нас обязали платить по 300–400 рублей за услуги, которые раньше стоили нам 50 руб­лей…

– Хуже того. Мы платим неизвестно за что. Нам обещали, что за эти деньги мы получим всю мусороперерабатывающую инфраструктуру. Что в итоге? В начале 2021 года вместо инфраструктуры мы получили масштабный мусорный кризис, когда Киров и районы области буквально утопали в мусоре, который никто не вывозил. Более того, в том же Котельниче мусор до сих пор нормально не вывозится.

ЛДПР выступала с критикой этой реформы с самого начала. Мы говорили, что сначала государство должно построить мусороперабатывающую инфраструктуру, а лишь затем собирать с людей деньги. А у нас как всегда: утром – стулья, вечером –деньги. В итоге ни денег, ни стульев.

 

О пенсионной реформе


– Я знаю, что ЛДПР голосовали против пенсионной реформы…

– Я считаю, что депутат является представителем своих избирателей. А избиратели ЛДПР не поддерживают пенсионную реформу. Как мы могли её поддержать? Мы были категорически против повышения пенсионного возраста.


– Правящая партия говорила, что пенсионная реформа приведёт к росту пенсий…

– Нам обещали, что минимальная пенсия составит 20 тысяч рублей. Где эта пенсия? Да, небольшой рост пенсий есть, но рост цен на ЖКХ, продукты и лекарства значительно выше. «Эффективная» экономическая политика превратила российских пенсионеров в нищих людей. Сейчас средняя пенсия в Кировской области около 13–14 тысяч. А минимальная пенсия не превышает 10 тысяч рублей. Эти денег едва хватает на то, чтобы оплатить ЖКХ и лекарства! На руках у наших стариков остаются жалкие гроши. Как на них выжить? Ответ: никак. Но власти на это наплевать.


– А ещё они отменили индексацию для работающих пенсионеров.

– Совершенно верно. Вместо достойной старости наши пенсионеры вынуждены работать. Скажите, пожалуйста, чем наши пенсионеры хуже немецких или французских пенсионеров, которые на старости лет могут путешествовать и не отказывают себе ни в чём? Возможно, дело в том, что во Франции и Германии есть сменяемость власти и вменяемая пенсионная система?

 

О коррупции


– Почему Кировская область вечно оказывается в центре коррупционных скандалов?

– Ответ всё тот же: потому что во власти нет конкуренции. Тот же Владимир Быков почти 10 лет управлял городом. Все знали, с каким размахом ворует его команда. Мы говорили об этом публично, но на нас демонстративно не обращали внимание, потому что все рычаги управления были сконцентрированы в руках правящей партии, которую в регионе возглавлял всё тот же Владимир Быков. Порочный круг.

Пора понять, что там, где нет конкуренции, где рука руку моет – коррупцию не победить.

 

Что делать?


– Но что делать?

– Придите на выборы. Если вы не приходите на избирательный учас­ток, то вы голосуете за правящую партию. И не только потому, что пус­той бюллетень проще заполнить. Но и потому, что партия власти мобилизует подневольных бюджетников. И ваша неявка повышает вес их голоса.

К примеру, в 2016 году некоторые кандидаты от партии власти победили с перевесом в 5–6 процентов. При явке в 23–30 процентов. То есть отрыв был минимальный. Если бы вы отдали свой голос за другую партию, то пенсионная реформа, возможно, не была бы поддержана и принята.

Сейчас всё будет зависеть от явки. Будет высокая явка – депутатами станут представители простого народа, а не крупного бизнеса.

Подписывайтесь на нас в соцсетях